Share

четверг, 17 сентября 2015 г.

Віктор Байрак - згадуючи творчу зустріч з митцем навесні 2015 року

"...Все найкраще в світі трапляється неочікувано" :) Наш шановний гість випадково став  заміною іншого "запланованого" виконавця завдяки тому, що був у місті на фестивалі авторської пісні. І саме це стало щасливим випадком для наших читачів, адже ми всі отримали бігато яскравих вражень від цікавих оповідок автора та його майже автобіографічних поезій, щедро збагачених добрим гумором.

Відео 1: Про вірш "Мой друг живет в сарае",
пісні: "Приезжайте на Восток", "Народная гондурасовская антиникотиновая песня" ("У полковника разведки...").

 

Мой друг живет в сарае

(Посвящение Анатолию Секретареву)

Мой друг живет в сарае:
Историк-ротозей.
Но мы не выбираем
Любимых и друзей.
Они однажды сами 
Вступают на порог
И остаются с нами
На некоторый срок.
 
Есть около ста мнений
У жителей тех мест
О том, что друг мой гений,
Но конченый балбес.
Отставший от прогресса,
Друг изучает край.
Я тоже из балбесов,
Но не люблю сарай.
 
Мой друг живет в сарае
И задолжал за газ.
По вечерам играет 
Похожее на джаз.
Ни мысли об уюте,
Копейки не наскресть.
Здесь, правда, есть компьютер.
Паршивенький, но есть.
 
Он хочет в мониторе
Хотя бы как-нибудь
Направить ход историй
На их законный путь.
И осторожно, робко,
Вселенной ученик,
Он делает раскопки
В курганах древних книг.
 
Противник диалога,
Влюбленный в свой язык,
Друг говорит помногу
(А я так не привык):
О викингах, Мамае,
Понятии страна…
И я не понимаю 
Порою ни хрена.
 
Но он себе токует
Один на корабле,
Все о судьбе толкует,
О жизни на земле,
И говорит о рае,
Как не сказал бы Бог…
Но он живет в сарае.
А я бы так не смог.
 
2008.

Приезжайте на Восток

Идет ишак -
Размерен шаг.
Старик мулла сосет щербет,
Он ишаку натер хребет.
Жара.
Это - Бухара.
 
А вот идет
Пустыни пароход.
На нем сидит
Бородатый бандит
Из местных банд.
Это - Самарканд.
 
А вот, изволь!
Вокруг лишь соль.
Здесь не растет
Ни ствол, ни плод,
Ни злак.
Это - Мангышлак.
 
Куда б ты не шагал -
Найдет тебя шакал.
А если ты, мой друг,
От градусов опух,
В груди огонь потух -
Тебе поможет
Уч Кудук,
Три колодца.
 
Ну, что вам рассказать про Восток?
 
 
Что такое Восток?
Это - красный песок,
Это - жирный баран,
Это - мудрый Коран.
 
Что такое семья?
Это - жены и я,
Это - дом без полов, 
Без столов,
Без углов,
Это - плов.
 
Тюбетейка да халат -
И весь наш наряд.
Тут урюк, там хурма,
Здесь закон позволит вам 
Без пижонства 
Многоженство.
 
Не город, а страна,
Не жизнь, а чайхана -
Фергана.
 
 
Путь сюда далек.
Пустяк.
Только бы не слег ишак,
Только б не пустел бурдюк
И не перезрел урюк.
 
В чайник  воды налей -
Закипит вмиг.
Ох, кипяток!
Сорок восемь дней,
Если напрямик.
Приезжайте на Восток.

О полковнике разведки-2

Народная гондурасовская антиникотиновая песня
 
У полковника разведки
В Гондурасе были детки.
Есть у всех, конечно, предки,
Но не каждый из разведки.
 
Очень жаль, что в Гондурасе
Признают детей по расе.
Их, конечно можно красить,
Но не красят в Гондурасе.
 
От беды да от скандала
Мать их прятала в бунгало.
Только ночью выпускала
И тайком давала сало.
 
Сквозь границу марш-бросками
Он носил его кусками
Выли пули над висками,
Чтоб найти его виски.
А он спрячется за камень, 
Отдохнет и в марш-броски.
 
Как-то ночью у привала
Пуля в лоб его догнала
(Их обычно ночью мало,
Их обычно много днем).
Горько-горько у бунгало
Плачет девушка об нем.
 
Плачет горькими слезами,
Плачет черными глазами.
В Гондурасе бедной маме
Не хотят помочь деньгами.
 
Гондураски-малолетки!
Не курите сигаретки.
А не то бывают детки
От полковников разведки.

Оливье

Я запитав свою жону –
Що iсти в Новий рiк,
Щоб я не гавкав на Луну
И щоб куди не втiк?

Та видповiла – щось буде,
Хоч мало, та свое:
Горiлка, сало, огiрки
Та тазiк олiв'е.

А що такее олiв'е,
То знае весь народ –
Нарiжем мiлко все, що е,
Щоб хутко  лiзло в рот.

Кидай и лий туди усе,
Що в погрiбi псуе.
Бо як уранцi пронесе –
Нiт краще олiв'е.

О, олiв'е! Всього доволi!
I кожен нас по цьому блюду впiзнае.
I навiть шваб в своiй Тiролi
Спiвае: «Олi-олi-олi-олiв'е!»

Я уявив собi той час:
Бокали дзеленчать,
Годинник б'е дванадцять раз,
И свiчечки стирчать,

Вже на экранi президент 
Нам каже де ми е.
I от торжественный момент –
Виносять олiв'е.

А в нiм на палець майонез,
А може i на два.
Кум достае зубный протез,
Мoцний, як жернова,

Невiстка в пазуху хова 
Брульянтове колье
I всi мовчать. Якi слова,
Коли тут олiв'е!

I понеслась! I погребли!
Як хто iх пiдпалив.
По всiй краiнi, всi столи –
Байдарочный заплив.

Неначе судний день настав,
Чорти стоять в фойе.
Лазо так в топку не влiтав,
Як в рота олiв'е.

О, олiв'е! Всього доволi!
I кожен нас по цьому блюди впiзнае.
I навiть шваб в своiй Тiролi
Спiвае: «Олi-олi-олi-олiв'е!»

А в ранцi в хатi все не тут,
Неначе дiм не свiй.
Як тут Хома молився, Брут,
Якого сглазив Вий.

Усе ногами догори,
Кудись подiвсь палас,
В нацiональнi кольори 
Фарбован унiтаз.

I я стою, Як пiвень в полi,
Що навiть грошi не клюе.
I як той шваб в своiй Тiролi
Спiваю: «Олi-олi-олi-олiв'е!»
 
 

Зажигательное

 
Солнце жжет, вися в зените,
Под лопаткой сердце жжет,
Жжет в котельной дядя Митя,
В ювелирке жжет Ашот.
В церкви жгут попы кадила,
Повар жжет, творя рагу,
Жжет живот у крокодила 
На сиднейском берегу.

Жгут калории спортсмены,
Жжет крупье "Что? Где? когда?",
Жжет электрик третьей смены
Первой смене провода.
Жгут язычники козленка,
Жгут душманы в кишлаке,
В Интернете жгут «падонки»
На «олбанском» языке.

В баке дворник жжет отбросы,
Жжет панк-група, идя в храм,
Зажигает папиросы
С ганджубасом Амстердам,
Жжет савана бегемота,
Выжигает разум кварк,
Жжет католик гугенота,
Англичане Жанну Д’Арк

Жгут фашисты книги Гете,
Гитлер жжет, толкая речь,
Жжет и Штирлиц Макс фон Отто,
Не давая этим жечь.
Жжет в кровати тетя Маша,
В душе спину жжет струя,
Жгут ботинки made in Russia,
Жжет поэт, такой, как я,


Жжет бессменно преисподня…

Герострат налил сто грамм:
«И чего бы мне сегодня
Не поджечь вот этот храм?» 

Фантазии на темы автостопа (...Папа Римский автостопом добирался в Ватикан...)

Папа Римский автостопом добирался в Ватикан.
Тормозил крестом побитые ролс-ройсы.
День, однако, был не ловчий: то кибитка без цыган,
То рекламный катафалк «Сезам – закройся!»

А на Рейне холодрыга (кстати, он стоял на ем)
Лед такой, что жабу мордой в дно вдавило.
Папа Римский чхнул и сразу в слой покрылся инеем.
«Это все»-подумал Папа,-«Это – вилы».

Там, над Рейном, реют чайки, буревестник и поляк.
В целом небо – что аквариум для нищих.
Снег ложится толстым слоем на вестфальские поля:
Белый, мягкий и с узорами.  Как лифчик.

Папа Римский вспомнил маму (кстати, мама умерла,
Ей грудная жаба легкие погрызла). 
Как она его лелеяла, как на руки брала.
А сегодня не берет никто. Нет смысла.

Смотрит в даль, где к горизонту тупо тянет полосу.
Как-то так. Без мысли. На автопилоте.
Небо в тучах, как в кувшинках, и снежинка на носу
Раскорячилась, что жаба на болоте. 

Бог не видит, и не хочет, и запрятался в траве.
Стонут буки. С ними в дубы. С ними в грабы.
Нету правды на дорогах, подо льдом и в голове.
Никакого совершенства. Только жабы. 

Вам смешно, а в чистом поле замерзает человек.
Не от ран, не от чумы, не от потопа.
Занесет его в дороге. Только холмик, только снег.
Снег, дорога, холмик, а вокруг Европа.

А весною! О, весною! Ах, весною! Да, весной.
Обнаружат римско-папскую могилу.
И народу соберется, как в медпункт перед войной.
Постоят и скажут: «Жаба задавила». 
 
 
 

Інші відео ві можете побачити на каналі Наукової бібліотеки у YouTube:

 

 
Источник:
Избушка Байрака: "Оливье" 
Избушка Байрака: "Зажигательное" 
Фантазии на темы автостопа (...Папа Римский автостопом добирался в Ватикан...) 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий